Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Patrick

(no subject)

Так странно, что этого стихотворения нет во всем интернете. Подозреваю происки врагов.

В. Аушев, И. Мазнин
Веселые весы

Подарили мне весы
Удивительной красы!
Побежал я с ними в сад
И увидел поросят:
- Налетайте, пятачки,
Покупайте кабачки!

Все быстрей примчалась кошка,
Обошла вокруг весы
И мяукнула: - Тимошка,
Взвесь, пожалуйста, немножко
Мне вареной колбасы.
Не забудь и про сметану,
А не то – дружить не стану

Вдруг чирикнул воробей:
- Чек пробей! Чек пробей!
Чек на семечки и пышки
На медовые коврижки –
Пусть полакомятся всласть
Воробьишки!

И ворона тут как тут
- Неужели сыр дают?
Отхвати-ка мне, сынок,
Поувесистей кусок!

А затем коза явилась,
Запрокинула рога,
Попросила: - Сделай милость,
Взвесь кусочек пирога:
Пирога капустного,
Вкусного-превкусного!

Взял пирог я. Взвесил. Вдруг –
У весов возник индюк:
- Попрошу для индюшат
Крем-брюле и шоколад.

Только я успел все взвесить,
Как пришел ко мне отряд –
Наша курица и десять
Озорных ее цыплят:
- Отпусти, Тимошка, нам
Проса целый килограмм,
А для доброй мамы нашей
Чугунок с овсяной кашей!

А другой нежданный гость
На весы мне бросил… кость.
Поркутился, порычал,
Недовольно поворчал,
На деленья подивился,
Кость забрал и – удалился.

Тут мне мама из окошка
Прокричала: - Эй, Тимошка,
Видишь – очереди нет,
Закрывайся на обед!
Knees

Августовское утро. Почти завтрак в кафе за углом.

Выбежав из метро без зонта под приятный, уже почти осенний дождик, я поставила себе в уши «Tom's diner». И нашла достойную тему для утренних размышлений – что более подходит под дождливое августовское утро: эта песня или бессмертный Déjeuner du matin Превера.
 
Collapse )
Il a allumé
Une cigarette
Il a fait des ronds
Avec la fumée
Il a mis les cendres
Dans le cendrier
Sans me parler
Sans me regarder
Il s'est levé
Il a mis
Son chapeau sur sa tête
Il a mis son manteau de pluie
Parce qu'il pleuvait
Et il est parti
Sous la pluie
Sans une parole
Sans me regarder
Et moi j'ai pris
Ma tête dans ma main
Et j'ai pleuré

Покопавшись в Интернете, нашла прелестный перевод Ольги Балаевой, которым с удовольствием выстреливаю в этот августовский день.  </div>
 
Collapse )
Я смотрю и молчу –
Не смеюсь, не кричу.
Он берет свой стакан.
Льет кипяток,
Варит кофе, сластит
И все время молчит
И глядит на порог.
Дует и пьет,
Не глядит на меня,
В своем сердце храня
Неприступность и лед.
Дождь и туман.
Я все жду и боюсь,
Что когда-то дождусь:
Опустеет стакан.
Меря шаги,
Будет тихо ходить
И спокойно курить,
Выпуская круги.
Ну а потом
Он к двери подойдет
И навеки уйдет
Под огромным зонтом.
К стону глухой,
Он пойдет под дождем,
Не сказав ни о чем,
Не простившись со мной.
Я проглочу
Дым, оставленный им,
Молчаливым и злым,
Тяжело закричу.
Дождь и туман.
 Злой тоскою дыша,
Опустеет душа,
Словно этот стакан.
 </div>
Мне нравится, что и у Вега, и у Превера так много слов о том, что просто происходит перед глазами, что-то такое обыденное и незначительное. И только последняя строчка сводит все к любви, все к любви. И кофе с молоком, и дождь, и газетную статью про неизвестного актера, который умер от пьянства.  Мне это очень нравится.
 
Если бы Превер был женщиной и творил в конце 80-х XX века, он, несомненно, был бы Сюзанн Вега.
Knees

О сожалении

Я уверен, обделенность чем-либо, испытанная в детстве, оставляет глубокий, неизгладимый след, ее уже никогда не удастся возместить; в свои сорок четыре года всякий раз, ввозная зубы в арбуз, я испытываю крайне приятное чувство реванша и торжества, а мои глаза, кажется, все еще ищут поверх надкушенного душистого ломтя лицо моего маленького приятеля, чтобы дать ему понять, что мы наконец квиты и я тоже кое-чего достиг в жизни. Впрочем, напрасно я объедаюсь моим любимым фруктом, что толку отрицать – я всегда буду чувствовать укол сожаления в своем сердце и все арбузы мира не заставят меня забыть о тех, которые я не съел в восемь лет, когда мне больше всего этого хотелось, и некий абсолютный арбуз будет дразнить меня до конца дней – вечно зримый, предвкушаемый и вечно недоступный.
 
Ромен Гари. Обещание на заре.
Knees

Результаты набега на Lafayette Gourmet

Bleu d’Auvergne – просто хороший сыр с голубой плесенью.

Soignon – нежнейший козий сырочек, к сожалению, имеет тенденцию очень быстро исчезать с тарелки.

Gorgonzola (если задуматься, Ломбардия совсем недалеко) – Боже! При аккуратнейшей перевозке не дожила, в свете «Еды. Итальянского счастья» Костюкович это тем более невыносимо.

Morbier Lait Cru – есть не смогла. Не смогла. Не смогла. Стыдно. Но не смогла.

Cantal Entre Deux – очень приятный твердый сыр, хотя Comté, конечно, лучше.

Picodon – при внешней вонючести весьма нежен и приятен на вкус, что в очередной раз подтверждает, что надо зреть в корень, а под ужасной внешностью Квазимодо скрывается тонкая душевная организация. Отсюда уже, кстати, вывод о том, что Виктор Гюго был любителем не только женщин, но и сыров. Исходя же из общей вонючести французских сыров можно даже сделать вывод о том, что французы как нация за формой всегда умеют разглядеть содержание. А Эсмеральду воспитывали цыгане, вот и не разглядела. Ну вот. Кусочек сыра – а столько умных мыслей!

Le Montagnard des Vosges – очень хороший сыр с белой плесенью.

Pont l’Evéque – один из лучших сыров, что я ела за всю свою жизнь.
  • Current Music
    The Album Leaf - Into the blue again
  • Tags